Вавиловский журнал генетики и селекции основан в 1997 году. До 2011 года выходил под названием «Информационный вестник ВОГИС».
Текущее Свидетельство ПИ № ФС77-45870 о перерегистрации СМИ выдано 20 июля 2011 года Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Первичное регистрационное свидетельство ПИ № 77-1277 выдано Комитетом РФ по печати 20 декабря 1999 года. При перепечатке материалов ссылка на журнал обязательна.
ЦС ВОГиС
СВЕЖИЙ НОМЕР    РЕДСОВЕТ И РЕДКОЛЛЕГИЯ    ПРАВИЛА ДЛЯ АВТОРОВ    О ПОДПИСКЕ     Вавиловское общество генетиков и селекционеров    
ПИСЬМА В ВАВИЛОВСКИЙ ЖУРНАЛ ГЕНЕТИКИ И СЕЛЕКЦИИ ONLINE-FIRST
«Информационный вестник ВОГиС»  АРХИВ:  1997   1998   1999   2000   2001   2002   2003   2004   2005   2006   2007   2008   2009   2010
«Вавиловский журнал генетики и селекции»  АРХИВ:   
2011   2012   2013   2014   2015   2016
Переводная версия Вавиловского журнала генетики и селекции - «Russian Journal of Genetics: Applied Research»

2004 год

№ 28,   содержание
№ 29,   содержание
№ 30,   содержание










№28 2004 год
Статья 5 : К ВОПРОСУ ОБ АРАКЧЕЕВЩИНЕ В НАУКЕ
(СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ: ПОЧЕМУ И.В. СТАЛИН САНКЦИОНИРОВАЛ КРИТИКУ Т.Д. ЛЫСЕНКО, А Н.С. ХРУЩЕВ ВОЗВРАТИЛ ЕГО НА ПЬЕДЕСТАЛ?!)

Публикация в "Парламентской газете" 7 августа 2003 г. в разделе "Вехи" репортажа: "Как генетику бросили в костер инквизиции" напомнила о кульминации разгула в 1948-1952 гг. схоластики и мракобесия во многих биологических учреждениях страны. Эта публикация побудила вспомнить некоторые другие слабо освещенные в печати факты периодических "оттепелей" и "чисток" в биологии, оказавшиеся "преданными незаслуженному забвению" (1), а также затронуть современные проявления этих явлений.
1. 22-24 мая 1950 г. в Отделении биологических наук АН СССР совместно с АМН СССР и представителями ВАСХНИЛ прошло Совещание по проблеме живого вещества, 24 июня - 4 июля 1950 г. - Объединенная научная сессия АН СССР и АМН СССР, посвященная проблемам физиологического учения акад. И.П. Павлова, и 22-24 апреля 1952 г. - Конференция по проблеме развития клеточных и неклеточных форм живого вещества в свете тео-рии О.Б. Лепешинской. По сценарию организации и их последствиям для развития биологии в стране они имели полную аналогию августовской сессии ВАСХНИЛ 1948 г.
2. Осенью 1948 г. сразу же после августовской сессии ВАСХНИЛ, узаконившей культ Т.Д. Лысенко и В.Р. Вильямса, из ряда лесных вузов были изгнаны принципиальные дарвинисты и докучаевцы (в частности, акаде-мик В.Н. Сукачев, проф. С.В. Зонн, Л.Ф. Правдин и др. - из Московского лесотехнического института, а проф. А.А. Роде - из Брянского лесохозяйст-венного института).
3. 20 октября 1948 г. было принято Постановление Совета Министров и ЦК ВКП(б) "О плане полезащитных лесонасаждений, внедрения травопольных севооборотов, строительства прудов и водоемов для обеспечения высоких и устойчивых урожаев в степных и лесостепных районах европейской части СССР". В целях успешной реализации этого постановления была создана Комплексная научная экспедиция по вопросам полезащитного лесоразведения АН СССР. Ее научным руководителем был назначен В.Н. Сукачев (директор Института леса АН СССР), начальником - Л.Ф. Правдин (с 1950 г. - С.В. Зонн).
В результате деятельности экспедиции, лесных НИИ и вузов были установлены явно негативные последствия широкого внедрения гнездового способа посадки деревьев для создания полезащитных лесных полос с покровны-ми культурами, предложенного Т.Д. Лысенко. Объективная оценка трехлетней практики использования этого метода была изложена в докладной записке В.Н. Сукачева, С.В. Зонна и В.В. Попова, направленной в конце 1951 г. в директивные органы, а также в публикации В.Н. Сукачева (2) (естественно, вызвавших ярость Т.Д. Лысенко и его команды).
4. 30 июля 1952 г. академик П.Л. Капица направил И.В. Сталину письмо, в котором детально изложил положение по ряду научных проблем ("в связи с отсутствием в стране в последние два десятилетия условий для развития принципиально новых идей в науке и технике"). При этом П.Л. Капица дипломатично пишет: "Вы ис-ключительно верно указали на два основных все растущих недостатка нашей организации научной работы - это отсутствие научной дискуссии и аракчеевщина. …После Вашей статьи о языкознании, к сожалению, аракчеев-щина у нас не прекращается, но продолжает проявляться в самых различных формах. …Конечно, аракчеевская система организации науки начинает применяться там, где большая научная жизнь уже заглохла, а такая систе-ма окончательно губит и ее остатки" (3).
П.Л. Капица непосредственно не затрагивает биологических наук, но очень тонко касается Плана пре-образования природы (который стал именоваться сталинским, причем в пункте 26 Постановления Совета Мини-стров и ЦК ВКП(б) от 20 октября 1948 г. значительная роль отводилась созданию защитных лесных насаждений гнездовыми посевами дуба). Он высказывает свою печальную мысль: "Может быть, то, что передовая наука у нас чахнет, есть историческая необходимость? Болезнь роста? Закон природы? Может быть, на первой стадии развития социализма действительно все и вся должны быть направлены на преобразование природы? …Я хо-тел бы верить, что ряд вопросов, которые я поставил перед Вами в этом письме по развитию науки, будут свое-временны и могут помочь ее более здоровому росту" (3).
И.В. Сталин не мог оставить без внимания личное письмо выдающегося ученого. В печати сразу же стали пропагандироваться планы по широкому развертыванию научных дискуссий в системе АН СССР. Так, главный уче-ный секретарь АН СССР академик А.В. Топчиев в газете "Известия" (2 ноября 1952 г., № 261) в статье "Великая миссия советской науки" подчеркнул, что "назрела необходимость проведения новых широких дискуссий по ряду важных проблем: в биологии - о виде; в химии - по поводу кинетики химических реакций; в геологии - по тектонике. …Еще не перевелись и монополисты от науки, ограждающие себя от критики…". Президент АН СССР академик А.Н. Несмеянов в статье "Советская наука в 1953 г." ("Известия", 31 декабря 1952 г.) дал перечень предполагаемых дискуссий (в области математики, почвоведения, палеон-тологии, петрографии, экономической географии, по космическим лучам и др.). Редколлегия "Ботанического жур-нала" с декабрьского номера 1952 г. (Т. 37, № 6) начала обсуждение проблемы вида и видообразования (статьи Н.В. Турбина и Н.Д. Иванова).
5. Казалось бы удивительным, что дискуссия началась именно с критики нового учения о виде "народ-ного академика", "новатора", "главного агронома страны", "классика передовой мичуринской материалистиче-ской биологии" Т.Д. Лысенко, длительное время считавшегося любимцем Сталина. Указанный парадокс, по-видимому, может быть обусловлен двумя факторами: 1) И. Сталин, как "признанный инициатор плана преобра-зования природы", располагал информацией о массовом списании защитных лесонасаждений, созданных по рекомендациям Т.Д. Лысенко, и ,естественно, не мог закрыть глаза на вопрос, затрагивающий его авторитет (тем более что П.Л. Капица наступил на "больную мозоль", упомянув о приоритетности Плана преобразования при-роды в стране, это и определило публикацию критической статьи В.Н. Сукачева (2)); 2) в 1952 г. И. Сталин, нако-нец, был ознакомлен с письмом академика ВАСХНИЛ П.Н. Константинова (4), направленным 16 июля 1948 г. на его имя (до августовской сессии ВАСХНИЛ), но переданное А.Н. Поскребышевым для озна-комления Г.М. Маленкову 20 июля 1948 г. (в эти дни состоялась встреча Лысенко со Сталиным, и Маленков, по-видимому, не рискнул ознакомить с письмом вождя, который уже сделал принципиальные замечания по докладу Т.Д. Лысенко (5)).
В письме П.Н. Константинова - крупного селекционера страны дана объективная (убийственная) харак-теристика Т.Д. Лысенко. Возможно, что Сталин был ознакомлен одновременно и с письмами, направленными на имя А.А. Жданова, Г.М. Маленкова и В.М. Мо-лотова в 1945-1948 гг. биологами (А.Р. Жебраком, Д.А. Сабининым, П.И. Лисициным, И.А. Рапопортом, И.И. Шмальгаузеном, Н.П. Дубининым, С.И. Алиханяном) (6) и сотрудницей Госсорткомиссии Е.Н. Радаевой (7), а также вспомнил о весьма смелой открытой антилысенковской позиции начальника Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) Д.Т. Шепилова на заседании Политбюро в каби-нете вождя в мае 1948 г. (8, 9, С. 400) после обращения Лысенко 17 апреля к Сталину с жалобой на Ю.А. Жданова (10). Естественно, что летом 1952 г. Сталин дал срочное распоряжение Г.М. Маленкову о принятии соответствующих мер в отношении Лысенко (9, С. 517).
Показательно, что в статьях А.В. Топчиева и А.Н. Несмеянова не упоминается Т.Д. Лысенко (в первой сохранились лишь "реверансы" О.Б. Лепешинской).
Еще одна характерная черта - выбор "Ботанического журнала" (главный редактор В.Н. Сукачев), ко-торому было разрешено срочно организовать дискуссию о виде. Статьи Иванова и Турбина были представлены в редакцию уже 6 сентября и 31 октября 1952 г. (т.е. до публичного призыва А.В. Топчиева), но были отклонены цензором Главлита. Н.В. Турбин (как он сообщил В.Я. Александрову (11, С. 120)) направил статью "Дарвинизм и новое учение о виде" Г.М. Маленкову с просьбой снять запрет на ее публикацию, и, по утверждению Ф.Р. Козло-ва (секретаря Ленинградского обкома КПСС), И.В. Сталин, ознакомившись с содержанием статьи Турбина, ска-зал, что у него впечатление, что в этом вопросе товарищ Лысенко ошибается и надо его поправить.
В 1953-1958 гг. в "Ботаническом журнале" и "Бюллетене Московского общества испытателей приро-ды" (главным редактором последнего также был В.Н. Сукачев) опубликована серия статей высококомпетентных ученых, в которых проведен глубокий анализ теоретических положений и методологии работ Т.Д. Лысенко и его сотрудников. Во всех публикациях однозначно фиксировалась полная их научная несостоятельность и практиче-ская бесплодность. Негативная оценка была дана и учебникам для средней и высшей школы по курсу дарвиниз-ма, составленным апологетами Т.Д. Лысенко.
6. Огромная бюрократическая команда лысенковцев не могла смириться с потоком всесторонней аргу-ментированной критики на страницах "Ботанического журнала" и "Бюллетеня МОИП". Сам Лысенко сразу же написал по этому поводу жалобу в ЦК КПСС. Однако в ответной Записке отдела науки ЦК КПСС было сказано, что в высказываниях его оппонентов нет ничего противоречащего марксизму-ленинизму, и посоветовали ему самому активнее отстаивать свои научные взгляды (12). Первые годы лысенковцы пытались пресечь дискуссию "методами административного воздействия, запугивания или иными способами" (13), а на ее участников обру-шился град ярлыков: "идеалисты", "метафизики", "вейсманисты" (14). При этом лысенковцы последовательно избегали участия в дискуссиях, неукоснительно соблюдая лозунг-заклинание И.И. Презента: "Нас призывают дискутировать. Мы не будем дискутировать с морганистами, мы будем продолжать их разоблачать как предста-вителей вредного и идеологически чуждого, привнесенного к нам из чуждого зарубежья лженаучного по своей сущности направления" (15, С. 510).
С устранением в 1957 г. на июньском Пленуме ЦК КПСС "антипартийной группы Маленкова, Каганови-ча, Молотова и примкнувшего к ним Шепилова" (когда начал расцветать волюнтаризм Хрущева) лысенковцы перешли в прямую атаку на своих обидчиков - принципиальных противников лысенковщины.
В газете "Известия" 8 декабря 1957 г. была опубликована статья Т.Д. Лысенко "Теоретические успехи агрономической биологии", а в журналах "Агробиология" (1957, № 5, 6) и "Вопросы философии" (1958, № 2) статья "За материализм в биологии!", в которых вновь провозглашалось торжество передовой мичуринской ма-териалистической биологии над реакционным менделизмом-морганизмом, повторялись представления о порож-дении видов, об отсутствии внутривидовой борьбы, о наследовании приобретенных в онтогенезе признаков, об эффективности переделки яровых в озимые, гнездовых посевов дуба и хвойных пород, а также способов разве-дения жирномолочных пород скота. В заключение В.Н. Сукачев и редактируемые им журналы обвинялись в ска-тывании на антиматериалистические позиции (вкупе с реакционными зарубежными учеными) и были даны ссыл-ки на нового кумира - Н.С. Хрущева (заявлявшего, что теоретические и научные споры следует решать на по-лях). "Народный академик" нашел ключ к всесоюзному кукурузоводу и покорителю целины.
"Кузькина мать" реформатора-волюнтариста последовательно и блестяще проявилась в публикации редакционной ("подвальной") статьи в газете "Правда": "Об агробиологической науке и ложных позициях "Бо-танического журнала"" (14 декабря 1958 г.) и соответствующей реплике Н.С. Хрущева: "Надо кадры посмотреть. Видимо, в редакциях подобраны люди, которые против мичуринской науки. Пока они там будут, ничего не изме-нится. Их надо заменить, поставить других, настоящих мичуринцев. В этом коренное решение вопроса" (Пленум ЦК КПСС 15-19 декабря 1958 г.). Однако "Правда" и Н.С. Хрущев лукавили, ставя вопрос о кадрах, последний был уже решен постановлением Президиума АН СССР № 754 от 12 декабря 1958 г. в связи с решением ЦК КПСС от 28 октября 1958 г. (16, С. 4).
В.Н. Сукачев, "становившийся лидером антилысенковского движения" (9, С. 520) и названный "сове-стью советской биологии" (17), был смещен с должности директора Института леса АН СССР (ему, как академи-ку, была организована лаборатория лесоведения АН СССР, в которую перешло около трети сотрудников Инсти-тута леса). Одновременно В.Н. Су-качев был выведен из состава редколлегии "Ботанического журнала" (кото-рая была полностью заменена сторонниками Т.Д. Лысенко), Институт леса был переведен в г. Красноярск с включением его в состав СО АН СССР и переименованием в Институт леса и древесины. На базе Архангельско-го отделения Института леса был образован ведомственный Институт леса и лесохимии. Н.П. Дубинин был ос-вобожден от должности директора Института цитологии и генетики СО АН СССР в ноябре 1959 г. (сразу же по-сле посещения новосибирского Академгородка Н.С. Хрущевым, который возмутился, узнав, что менделист-морганист еще возглавляет институт).
Итак, "оттепель", начавшаяся в биологических науках в последние годы жизни И.В. Сталина, завер-шилась через 6 лет, Т.Д. Лысенко вновь был посажен на трон (на целых 6 лет!). Личное обращение академика П.Л. Капицы к Н.С. Хрущеву (15 декабря 1955 г.) о сложившемся неблагополучном положении в биологической науке, "об игнорировании здорового общественного мнения; ...стремление дискредитировать научные истины привело к тому, что начал расцветать мощнейший сорняк (Бошьян, Лепешинс- кая и др.)" (18) было проигнорировано. "Письмо трехсот" (биологов, физиков и математиков), направленное в этот же период в ЦК КПСС, Н.С. Хрущев охарактеризовал как "возмутительное" (9, С. 547), блефующее лысен-ковское окружение Хрущева оказалось более влиятельным и могущественным.
Тем не менее оппозиция всевластию лысенковской административно-карательной системы неуклонно возрастала. Особенно ярко она проявилась в выступлениях академиков В.А. Энгельгардта, А.Д. Сахарова и И.Е. Тамма на Общем собрании АН СССР 26 июня 1964 г., посвященном избранию действительных ее членов. В част-ности, А.Д. Сахаров заявил: "Я призываю всех присутствующих академиков проголосовать так, чтобы единствен-ными бюллетенями, которые будут поданы за [избрание в академики Н.И. Нуждина] были бюллетени тех лиц, кото-рые вместе с Нуждиным, вместе с Лысенко несут ответственность за те позорные тяжелые страницы в развитии советской науки…" (19, С. 520). За избрание Нуждина проголосовали 23 академика, против - 120 (9, С. 631).
В связи с яростным протестом Лысенко, последовавшим после выступления А.Д. Сахарова, М.А. Оль-шанский - президент ВАСХНИЛ в письме к Н.С. Хрущеву 14 июля 1964 г. писал: "…Это честнейший человек и ве-ликий ученый. Нужно защитить Т.Д. Лысенко от потоков грязной клеветы. Это послужит также защите прогрессив-ной материалистической биологии, молодые ростки которой ныне топчутся разными способами, теперь уже на уровне сессии АН СССР - высшего научного учреждения Советского Союза" (20, С. 525). Н.С. Хрущев приступил к реализации призыва Ольшанского прежде всего путем коренной реорганизации строптивой Академии наук (9, С. 636). Однако завершить эту очередную реформу в целях защиты лысенковской антинауки не удалось (в связи с его отставкой).
7. Постепенное возрождение биологических наук началось после октябрьского Пленума ЦК КПСС 1964 г., отстранившего Хрущева от власти. Процесс этот проходил очень медленно и болезненно (сказывалось засилье большинства ведомств ярыми приверженцами лысенковщины - "поколением неучей и зазнаек" (9, С. 10) и гро-мадный пробел в подготовке высококвалифицированных специалистов). К тому же с февраля 1967 г. последова-ло новое ограничение на критику "материалистического учения" после инструктивного письма заведующих трех отделов ЦК КПСС (идеологического, сельскохозяйственного и науки), направленного в издательства страны (9, С. 667). В этих условиях лысенковцы предприняли попытку реставрации мичуринского направления в биологии.
И.Е. Глущенко и Г.В. Платонов в августе 1969 г. подготовили соответствующий текст коллективного об-ращения к Генеральному секретарю ЦК КПСС Л.И. Брежневу, который был направлен адресату 30 января 1970 г. за подписями 24 ученых (главным образом из ВАСХНИЛ).
Естественно, что длительный период многие ученые опасались возврата к репрессиям. В этом плане показателен эпизод, произошедший осенью 1973 г. в Институте цитологии и генетики СО АН СССР в кабинете директора академика Д.К. Беляева: "Виктор (В.А. Драгавцев - участник диалога), вот посмотри, академик Быхов-ский прислал нам на отзыв отчет Т. Лысенко…, что будем делать?" - "Будем писать отрицательный отзыв". - "Нет, отрицательного отзыва от ИЦиГ писать не будем, можем навлечь на институт большие неприятности". История с отзывом имела продол-жение уже в кабинете президента АН СССР М.В. Келдыша: "Виктор Александрович, сразу после заседания ва-шего отделения Лысенко поехал в Кремль к Подгорному, а они родом из одной деревни. Подгорный (председа-тель Верховного Совета СССР) звонит мне и требует, чтобы я не трогал Лысенко. Вы понимаете мое положе-ние?" (21).
Открытое обсуждение корней и последствий лысенковщины, живучести демагогии, беспринципности, очковтирательства, некомпетентности и доктринерства в различных сферах общественной жизни страны нача-лось лишь в период перестройки.
В ответе на вопрос, поставленный в конце 1980-х гг.: "покончено ли с лысенковщиной?", биологи проявили практически полное единодушие. Например, Ю.И. Полянский говорил: "лысенковщина до сих пор находится под надежной защитой тех, кто клянется перестройкой…" (22, С. 118); И.А. Рапопорт: "и сейчас немало примеров того, что инерция 1948 г. сохранилась" (23, С. 130); Э.И. Колчинский: "Не надо забывать, что от смрада той августовской сессии нам приходится до сих пор очищаться" (23, С. 126); Н.Н. Воронцов: "И да, и нет" (24, С. 96); В.Н. Сойфер: "Наивно считать, что лысен-коизм пал. Как явление он не исчез, произошла некоторая мимикрия, но и только. Корни лысенкоизма со-храняются, и не только в одной лишь биологии" (9, С. 13). В этом плане характерна оценка деятельности институтов, данная Б.Н. Ельциным на октябрьском Пленуме ЦК КПСС в 1987 г.: "Мы призываем друг друга, уменьшать ли ин-ституты, которые бездельничают, но я должен сказать на примере Москвы, что год тому назад был 1041 институт, после того, как благодаря огромным усилиям с Госкомстатом ликвидировали 7, их стало не 1041, а 1087" (25, С. 240). Заместитель министра лесного хозяйства Российской Федерации Б.К. Филимонов в беседе с директором Центрального НИИ лесной генетики и селекции А.И. Ирошниковым заявил в 1991 г.: "Наука нам не нужна".
В целом же 1970-1980-е гг. (период застоя и перестройки) были благоприятными для развития биоло-гических наук (по материально-техническому обеспечению, притоку кадров, организации новых НИИ). Так, в 1971 г. было образовано ВНПО "Союзлесселекция" с Центральным НИИ лесной генетики и селекции, а в 1991 г. ла-боратория лесоведения АН СССР была преобразована в Институт лесоведения.
8. Резкое снижение бюджетного финансирования научных организаций лесной отрасли в период пере-хода страны к рыночным отношениям привело к снижению численности их научно-технического персонала до критического уровня, прекращению подписки на профильные иностранные научные журналы, острому дефициту современного оборудования и реактивов (последнее обусловило прекращение исследований по генетике даже в Институте лесоведения РАН, проводившем соответствующие работы с 1944 г. (16, С. 53)), утрате в 1991-2002 гг. многих уникальных целевых генетико-селекционных объектов (географиче-ские и испытательные культуры, архивы клонов), созданных в различных природных регионах страны лаборато-рий генетики и селекции Института леса и древесины СО АН СССР в 1960-1980 гг. и Центрального НИИ лесной генетики и селекции в 1971-1980 гг.
Наблюдается экономия на затратах на уход и охрану опытных участков, затратах на их создание, не считая потери очень важной научной информации и ценного генофонда лесообразователей. И это происходит на фоне непрерывной эрозии генетического фонда природных популяций (в процессе их лесоэксплуатации и пожа-ров), а также прекращения финансирования программ развития экспериментальной базы НИИ.
Следует напомнить, что основные закономерности наследования признаков у растений были выявлены Г. Менделем - "Коперником генетики" (20, С. 253) на основании строго поставленных экспериментов. И напротив, все "открытия" и "теории" Лысенко (причинившие огромный материальный и нравственный ущерб стране), ба-зировались на методически несостоятельных опытах и тенденциозной, спекулятивной их интерпретации. Весьма актуально в этом плане звучит обобщение П.Л. Капицы: "Теория - это хорошая вещь, но правильный экспери-мент остается навсегда" (26, С. 196).
Длительный период в России не функционирует Проблемный совет по лесной генетике, селекции, се-меноводству и интродукции, разработавший Концепцию долгосрочной программы генетического улучшения ле-сов страны. Однако волокита с рассмотрением этого весьма актуального документа (как и с утверждением "По-ложения о сохранении генетического фонда древесных пород в России") и отсутствие координации научных ис-следований приводят к тому, что бюджетные средства (как и различные гранты) выделяются на выполнение очень краткосрочных заданий, без учета специфики (особой продолжительности) генетико-селекционных иссле-дований многолетних лесных древесных растений.
Показательны и прекращение с 2001 г. в стране исследований по подпрограмме ФЦНТП темы: "Приори-тетные направления генетики", и "ошибки" с телеграммой "о нецелесообразности заповедников" (27).
Являются ли указанные тенденции сигналом очередного рецидива аракчеевщины в биологических науках в новой редакции, или началом реализации концепции распространения рыночных отношений и на сферу фундаментальных исследований, или же целевой программы ликвидации отечественной науки и культуры, про-поведуемой идеологами "золотого миллиарда"? (в противовес концепции ООН "Об устойчивом развитии").
Сведeние же всех негативных явлений к "естественным трудностям переходного периода в стране" объективно ведет и к оправданию многообразных "перекосов" в строительстве социализма в России (проявле-ний культа личности и волюнтаризма).

Литература

1. Астауров Б.Л. О генетике и ее истории // Вопросы истории естествознания и техники. 1987. № 3. С. 79-88.
2. Сукачев В.Н. О некоторых теоретических основах научно-исследовательских работ по полезащитному лесо-разведению // Лесн. хоз-во. 1952. № 6 (45). С. 19-21.
3. Капица П.Л. Письмо И.В. Сталину // Изв. ЦК КПСС. 1991. № 2. С. 105-109.
4. Константинов Н.П. Письмо И.В. Сталину // Изв. ЦК КПСС. 1991. № 7. С. 113-119.
5. Сталин И.В. Правка, внесенная в доклад Т.Д. Лысенко "О положении в советской биологической науке" // Изв. ЦК КПСС. 1991. № 7. С. 120-121.
6. Жебрак А.Р. Письма Г.М. Маленкову // Изв. ЦК КПСС. 1991. № 4. С. 126-133. Жебрак А.Р., Алиханян С.И. Пись-мо А.А. Жданову, Рапопорт И.А. Письмо А.А. Жданову, Сабинин Д.А. Письмо А.А. Жданову, Лисицин П.И. Письмо А.А. Жданову, Жебрак А.Р. Письмо А.А. Жданову, Дуби- нин Н.П. Письмо А.А. Жданову, Алиханян С.И. Письмо А.А. Жданову // Изв. ЦК КПСС. 1991. № 6. С. 157-173.
7. Радаева Е.Н. Письмо А.А. Жданову // Изв. ЦК КПСС. 1991. № 6. С. 159-163.
8. Шепилов Д.Т. Выступление на "Круглом столе" в Академии общественных наук при ЦК КПСС 23.11.1988 г. // Вопросы истории КПСС. 1989. № 2. С. 51-55.
9. Сойфер В.Н. Власть и наука: История разгрома генетики в СССР. М.: Лазурь, 1993. 706 с.
10. Лысенко Т.Д. Письмо И.В. Сталину и А.А. Жданову 17.04.1948 г. // Сойфер В.Н. Власть и наука: История раз-грома генетики в СССР. М.: Лазурь, 1993. С. 390-391.
11. Александров В.Я. Трудные годы советской биологии. Записки современника. СПб.: Наука, 1992. 262 с.
12. Прозуменщиков М.Ю. ЦК КПСС и советская наука на рубеже эпох (1952-1953) // За "железным занавесом". Мифы и реалии советской науки. СПб. 2002. С. 393-406.
13. Расширять и углублять творческую дискуссию по проблеме вида и видообразования (редакционная статья) // Ботан. журнал. 1955. Т. 40, № 2. С. 206-216.
14. О некоторых проблемах советской биологии (по поводу статьи Т.Д. Лысенко "За материализм в биологии") (редакционная статья) // Ботан. журнал. 1958. Т. 43, № 8. С. 1135-1145. 15. Презент И.И. Выступление на августовской сессии ВАСХНИЛ // О положении в биологической науке. Стено-графический отчет. М., 1948. С. 509-510.
16. Институт лесоведения Российской академии наук. История, современное состояние, основные результаты исследований. М.: Наука, 2000. 88 с.
17. Лебедев Д.В. Из воспоминаний антилысенковца с довоенным стажем // Репрессированная наука. Л.: Наука, 1991. С. 264-282.
18. Капица П.Л. Письмо Н.С. Хрущеву // Письма о науке 1930-1980. М.: Моск. рабочий, 1989. С. 314-319.
19. Сахаров А.Д. Выступление на Общем собрании АН СССР (выписка из стенограммы) // Репрессированная наука. Л.: Наука, 1991. С. 520.
20. Ольшанский М.А. Письмо Н.С. Хрущеву // Там же. С. 523-525.
21. Драгавцев В.А. Забота о человечестве // Дмитрий Константинович Беляев. Книга воспоминаний. Новосибирск: Изд-во СО РАН. Филиал Гео, 2002. С. 133-142.
22. Полянский Ю.И. Выступление на "Круглом столе". Страницы истории советской генетики в литературе по-следних лет // ВИЕТ. 1987. № 4. С. 115-121.
23. Колчинский Э.И. Выступление на Круглом столе // ВИЕТ. 1988. № 1. С. 126. Раппопорт И.А. Выступление. - там же. С. 130.
24. Воронцов Н.Н. Выступление. - там же // ВИЕТ. 1988. № 2. С. 96.
25. Ельцин Б.Н. Выступление на Пленуме ЦК КПСС 21.10.1987 г. // Изв. ЦК КПСС. 1989. № 2. С. 239-241.
26. Капица П.Л. Эксперимент, теория, практика. Статьи, выступления. 3-е изд., доп. М.: Наука, 1981. 496 с.
27. Российские заповедники признаны "нецелесообразными" // Известия. 2003. 9 декабря. С. 1.

А.И. Ирошников, ведущий научный сотрудник лаборатории лесной генетики НИИ лесной генетики и селек-ции,

Информационный вестник ВОГиС : ISSN 2500-0462 (Print)

Информационный вестник ВОГиС : ISSN 2500-3259 (Online)