Пусть якутская корова питается снегом

Пусть якутская корова питается снегом

Новосибирские ученые-генетики опасаются, что уникальная коллекция генофондовых животных до следующего лета может и не дожить.

Два экспериментальных хозяйства Новосибирского института цитологии и генетики (одно — в Искитимском районе, другое — на Алтае) уже много лет пытаются сохранить содержащиеся там небольшие стада редких видов домашних животных. Как правило, сельскохозяйственные породы, ставшие жертвой неуклюжей сельскохозяйственной политики последних десятилетий.

Например, кулундинская овца, тучные стада которой когда-то

Два экспериментальных хозяйства Новосибирского института цитологии и генетики (одно — в Искитимском районе, другое — на Алтае) уже много лет пытаются сохранить содержащиеся там небольшие стада редких видов домашних животных. Как правило, сельскохозяйственные породы, ставшие жертвой неуклюжей сельскохозяйственной политики последних десятилетий.

Например, кулундинская овца, тучные стада которой когда-топаслись по всей Новосибирской равнине, обеспечивала Красную Армию знаменитыми полушубками. Но однажды было решено, что шубная овца стране не нужна, и на ее место пришли породы, дающие шерсть. Когда выяснилось, что в хозяйствах осталось всего несколько десятков особей шубных овец, ученые взяли их под свою защиту. Сейчас в Искитимском экспериментальном хозяйстве сохраняется 85 животных этой ценнейшей породы.

Похожая судьба у серой украинской коровы, представители которой способны к 7-месячному возрасту набирать300-килограммовый вес (почти в половину больше обычного) и имеют изысканный вкус мяса, которое, говорят, обожал еще Гоголь. В обычных условиях серой украинской коровы осталось не более полутора сотен особей, в том числе 37 — в экспериментальном хозяйстве сибирских генетиков.

Кроме украинской, ученые хранят как зеницу ока и якутскую корову, дающую молоко семипроцентной жирности и не требующую особого зимнего содержания, какое необходимо для обычного крупного рогатого скота. Сохраняемое стадо этого потрясающего вида насчитывает всего 45 голов.

Как сообщили в Лаборатории экологической генетики генофонда животных НИИЦиГ, представители этих и других реликтовых сельскохозяйственных пород до весны могут не дожить — скромная институтская казна не в состоянии удерживать достаточный уровень содержания уникальной коллекции генофонда. В этом году денег нет даже на то, чтобы заготовить корм для зимовки животных — его едва ли хватит до февраля.

Назад