Статьи -2015 года. Структуризация институтов

Структуризация институтов: объединяться вокруг общих работ

 

Одна из тем, поднятых на форуме Технопром-2015, касалась структуризации сети научных учреждений — надо отметить, что вопросы, с этим связанные, активно обсуждаются на протяжении уже достаточно долгого времени. Ученые СО РАН, участвовавшие в круглом столе, высказывали свои точки зрения, делились опытом, отмечали проблемные точки.

«Тема очень волнующая», — признал председатель Сибирского отделения академик Александр Леонидович Асеев, заявив, что над структурой надо непрерывно работать. «В СО РАН эти процессы шли всегда, — отметил ученый, имея в виду слияние и рассоединение институтов, а также создание новых научных центров в регионах. — У нас есть опыт», — подчеркнул он.

Академик Асеев перечислил ряд предложений, переданных ФАНО. «Структуризацию необходимо рассматривать в качестве нового и более высокого уровня интеграции институтов, направленной на решение приоритетных задач. Мы с энтузиазмом включились в эту работу, были заседания, обсуждения, научные сессии совместно с агентством», — прокомментировал ученый. В первую очередь предполагается разрешить полувековую проблему и сделать координирующую структуру для Новосибирского государственного университета и институтов СО РАН, которые на протяжении всей своей истории активно взаимодействовали и уже буквально «проросли» друг в друга. Кроме того, было принято решение о создании Центра угля и углехимии, а также рассмотрены заявки по формированию федеральных исследовательских центров на базе ряда НИИ. «Решений, которые можно было бы двигать дальше, у нас намного больше», — заметил Александр Асеев. Академик также обозначил основные приоритеты, на которые нужно обратить внимание. «Следует понять, сколько структур, направленных на деятельность по обороне и безопасности, необходимо в системе СО РАН—ФАНО. Тут у нас есть замечательный задел, абсолютно впечатляющие результаты, институты, которые вносят крупный вклад в обороноспособность государства. Если некоторые из них закрыть или начать с ними административные игры, то «завалятся» целые области важнейших исследований», — констатировал Александр Асеев. Он заявил: первое, что бы мы сделали в СО РАН — образовали бы ФИЦ по исследованиям и разработкам для обороны и безопасности, причем, может, даже не один. Не стоит забывать и о безопасности продовольственной.

«Житница Сибири — Алтайский край, и есть выраженное желание местных властей, институтов и вузов, а также научная основа для того, чтобы организовать Алтайский научный центр»,— сказал академик Асеев. Плюс есть еще одна приоритетная тема — Арктика. В этом направлении сибирскими учеными тоже сделано очень много, кроме того, имеются налаженные связи с государственными структурами в ряде северных регионов. Помимо конкретных предложений, специалисты СО РАН сформулировали концепцию, которая бы оправдала процесс структуризации — перейти от интеграционных проектов к интеграционным программам разного уровня:

федерального (оборона и безопасность, агропромышленный комплекс, медицина), отраслевого (развитие нефтегазового комплекса и минерально-сырьевой базы, космические и ядерные технологии), регионального — направленные на инновационное развитие, собственно, регионов, а также научно-образовательные. Поручите проведение структуризации на территории «большой Сибири» СО РАН во взаимодействии с ФАНО. Мы должны активно предлагать, а не узнавать обо всем из писем директорам и газет!» — воскликнул Александр Асеев, заканчивая свое выступление.

Ученый секретарь Института цитологии и генетики СО РАН к.б.н. Галина Владимировна Орлова поделилась опытом формирования федерального исследовательского центра на базе своего НИИ. «Мы как раз вошли в первую очередь реорганизуемых учреждений и начали работу осенью прошлого года и в конце апреля уже полностью реорганизовались путем присоединения Сибирского научно-исследовательского института растениеводства и селекции СО РАСХН, — рассказала специалист. — Это не спонтанное решение, наши учреждения имеют очень долгую историю сотрудничества. Мы делали какие-то шаги по созданию, например, новых сортов пшеницы, а масштабировал разработку СибНИИРС, патенты у нас получались совместные. Мотивацией послужило практическое применение фундаментальных исследований в генетике и селекции животных, растений и микроорганизмов, генетике человека, биомедицине, фармакологии, клеточной биологии, биотехнологии, сельском хозяйстве и экологии».

На будущее новый ФИЦ, по словам Галины Орловой, хочет увеличить прикладной сектор работ, попробовать ряд проектов, которые будут иметь такую компоненту и смогут использоваться в народном хозяйстве. «Это очень тяжелый и тернистый путь», — отметила ученый секретарь ИЦиГ.

Она отметила и проблемы, заключающиеся в том, что, несмотря на новое название и завершенный процесс реорганизации, пока не решены вопросы с госзаданиями: нужно новое соглашение, а для этого необходимо, чтобы программа развития ФИЦ, одобренная во всех академических инстанциях, получила визу ФАНО. «Пока мы не знаем, какие средства нам будут выделены», — отметила Галина Орлова, добавив, что помимо этого, в законодательных документах не фигурирует структура «федеральный исследовательский центр», поэтому необходимо прописывать для нее функции и положения.

Научный руководитель Института катализа им. Г.К. Борескова СО РАН академик Валентин Николаевич Пармон отметил другую проблему: по его словам, ИК с энтузиазмом откликнулся на идею реорганизации и вышел с предложением придать учреждению статус ФИЦ. «Мы и не меняя структуры подходим под это определение, — отметил ученый. — Однако сначала была против РАН, потом РАН согласилась, после чего началось торможение, которое идет до сих пор. Программа у нас есть, но тем не менее...». Я считаю, что принятые решения нужно исполнять, тем более, увы, результативность нашей науки, как говорит президент РФ, оставляет желать лучшего. Финансирование исследований и разработок выросло на порядок — но патентов и технологий получено столько, что стыдно говорить»,— прокомментировал генеральный директор Всероссийского научно-исследовательского института авиационных материалов академик Евгений Николаевич Каблов. По его мнению, именно на повышение эффективности должны быть направлены все действия по реструктуризации. «Объединение должно вестись вокруг общих работ», — подчеркнул глава ВИА».

Подытожил выступления ученых заместитель руководителя ФАНО Алексей Михайлович Медведев.

«Подходить с общими шаблонами к теме реструктуризации научных организаций было бы неверно и в корне опасно, — прокомментировал он. — Один из ключевых методологических подходов, который заложен в наших предложениях, — учитывать каждый раз тот тип и характер исследований, которые проводятся в том или ином учреждении». Алексей Медведев также сообщил, что в числе основных направлений структуризации — сформировать программы для решения конкретных задач. При этом замглавы ФАНО отметил, что поручения президента фиксируют ключевую проблему, относящуюся к самой науке — в системе есть запрос на институты, продуцирующие новые дисциплины и новые направления. «В этом смысле

понятно, что вектор реструктуризации — это, безусловно, во-первых, улучшение координации научных работ, чего в должном качестве нет в структуре РАН. Во-вторых, запрос на пересмотр схемы планирования и формирования исследовательских программ. При этом форма запуска

проектов — не только объединение институтов. Когда приносят схему реструктуризации, я хочу увидеть одно — появление лабораторий для новой дисциплины»,— сказал Алексей Медведев. Он подчеркнул, что в вопросах реорганизации важно не смешивать стратегический уровень с оперативной тактикой. «Технические вопросы при хорошем администрировании решаются.

Ключевая вещь — видеть, зачем мы все это осуществляем», — констатировал представитель ФАНО.

 

Екатерина Пустолякова

 

Фото Елены Трухиной

«НАУКА В СИБИРИ»,No 12,

(18 июня 2015 г.)