Континент Сибирь. Как российская пивная отрасль справится с дефицитом сырья?

По словам экспертов, обеспечить пивоваров российским сырьем в условиях импортозамещения сложно, но можно. Свою готовность помочь в решении этой проблемы обозначили ученые новосибирского Академгородка.

Этой весной, на фоне обострения отношений между Россией и Западом, ряд крупных международных пивоваренных компаний объявили об уходе из нашей страны. Обсуждался вопрос передачи их бизнеса российским игрокам. Но как-то в тени остается то, что пиво в России на сегодня варят почти на 100% из импортного солода и хмеля. От того, что заменят этикетки на бутылках, ситуация не изменится. Ненамного лучше ситуация и у производителей крафтового пива, они также в большинстве своем работают на импортном сырье. Надежда на то, что удастся быстро заменить европейский хмель и солод каким-то другим, например, китайским тоже довольно зыбкая: сейчас у китайцев уже есть покупатель на весь выращиваемый урожай, а значительное увеличение объема производства сельскохозяйственных культур – дело небыстрое, по хмелю – не менее двух лет. Однако это не значит, что ситуация тупиковая. Свою готовность помочь в решении проблемы обозначили ученые Академгородка.

Подробнее о ситуации в интервью «Континенту Сибирь» рассказал заместитель директора Института цитологии и генетики (ИЦиГ) СО РАН по инновационной деятельности ПЕТР КУЦЕНОГИЙ.

Среди крупных производителей пива в Новосибирской области присутствубт «Сибирская Пивоварня Хейнекен» (входит в состав нидерландского концерна HEINEKEN), «Балтика-Новосибирск» (филиал компании «Балтика», входит в датскую Carlsberg Group), а также завод турецкой компании Efes. В конце марта 2022 года HEINEKEN объявил о продаже своего бизнеса в России и уходе с местного рынка.

– Петр Константинович, расскажите, как получилось, что ИЦиГ занялся селекцией ячменя, пригодного для солодоварения? Это оперативная реакция на западные санкции?

– На самом деле этот проект возник еще до санкций. Вообще мы традиционно ведем селекцию зерновых культур, но до недавнего времени в фокусе внимания была яровая пшеница и ячмень, который используется в производстве кормов. Такой ячмень содержит много белка и мало крахмала, а у пивоваренного ячменя противоположные характеристики, низкое содержание белка, зато много крахмала и, при прорастании зерна, высокое содержание расщепляющего крахмал фермента – амилазы. Поэтому те сорта ячменя, которые мы создавали в прежние годы, плохо подходят для производства солода. Это было обусловлено и ситуацией в отрасли – все крупные пивоваренные производства в стране контролировали западные компании. Они встроили эти заводы в глобальные цепочки поставок импортного сырья, что было дешевле, чем вкладываться в развитие локальной сырьевой базы. Соответственно, не было запроса от потенциальных промышленных партнеров на создание сортов российского пивоваренного ячменя. Но в прошлом году мы пришли к мысли, что надо не ждать такого запроса, а начать работу самим, в том масштабе, какой позволяют ресурсы института. Это была ставка на перспективу и сейчас мы видим, что она себя полностью оправдала. Сегодня, когда вопрос – где взять солод – встал очень остро, у нас уже есть некоторый задел.

– Создание нового сорта занимает несколько лет. Насколько далеко удалось продвинуться?

– Да, если действовать методами классической селекции, то на новый сорт может уйти и десять лет, и больше. Но мы используем в своей работе современные генетические технологии (маркер-ориентированная селекция и другие), которые значительно ускоряют процесс. А инфраструктура нашего центра позволяет получать несколько урожаев в течение года. В результате, мы уже в этом году выходим на стадию посева созданных линий ячменя в полях, на опытных делянках. И если результат будет положительным, то осенью начнем готовить их передачу на государственные сортоиспытания. Это, кстати, тоже довольно долгая процедура: по существующим протоколам сортоиспытания занимают два-три года. Но если государство будет заинтересовано в скорейшем импортозамещении производства солода, то могут быть приняты решения, которые упростят и ускорят этот процесс. Так что решить задачу создания отечественных сортов пивоваренного ячменя можно за пару лет. Но надо учитывать еще один нюанс: даже после испытаний и включения в государственный реестр, это будет небольшое количество семян, а производителю нужны товарные партии посевного материала, которые он без проблем сможет приобретать на рынке. То есть, для настоящего импортозамещения нужно восстанавливать и развивать инфраструктуру семеноводческих предприятий. Насколько мне известно, сейчас разрабатываются различные меры господдержки таких предприятий, будем надеяться, что они сработают. А мы готовы работать с семеноводами, у которых будет интерес к сортам нашей селекции, вплоть до создания совместных предприятий в формате частно-государственного партнерства.

– А по хмелю ИЦиГ не планирует работать?

– Это была бы интересная задача. Но, поскольку хмель, в отличие от ячменя, для нас новая культура, она более затратная. Надо найти и привлечь специалистов по этой культуре, организовать соответствующее подразделение, создать плантацию хмеля и так далее. Хотя потенциально возможности у нас, конечно, есть, и в плане кадров, и в плане инфраструктуры. Хмель – не самая подходящая для Сибири культура, но у нас есть поля в Новосибирской области, которые по своим природно-климатическим условиям хорошо подходят для его выращивания. Но делать это все по своей инициативе, без потенциальных партнеров и финансирования, мы не считаем разумным. Тем более, есть целый ряд сельскохозяйственных растений, по которым остро стоит вопрос импортозамещения. Например, масличные культуры, где мы уже успешно сотрудничаем с группой компаний «ЭФКО», сейчас налаживаем взаимодействие с компанией СОКО (крупный производитель сои). То есть, в этом направлении мы видим интерес со стороны бизнеса, готовность вкладываться в нашу работу. И если возникнет такой же запрос на создание отечественных сортов хмеля, тогда можно о чем-то говорить.

Источник: Континент Сибирь

Назад