«Я горжусь всеми своими учениками»

Мы не раз публиковали интервью с женщинами-учеными Академгородка. Среди наших собеседниц были и лауреаты различных премий, и авторы перспективных исследований. Сегодня мы представляем вашему вниманию академика РАН Людмилу Иванову, в чьем научном багаже достаточно блестящих результатов, отмеченных различными наградами и премиями.

– Людмила Николаевна, как Вы пришли в науку?

– Это произошло довольно рано, еще на втором курсе медицинского университета я стала посещать кружок при кафедре физиологии, и осталась там на все годы учебы. Как раз в то время в Новосибирск приехал член-корреспондент Академии наук СССР Александр Григорьевич Гинецинский – выдающийся ученый с мировым именем, признанный специалист по физиологии почек и водно-солевого обмена. В Новосибирске он проработал недолго, с 1951 по 1955 год, но я успела попасть к нему в аспирантуру. После его отъезда мы продолжали поддерживать связь, и тематика моей дальнейшей работы во многом связана с проблемами, которые он развивал уже в Ленинграде. Основным направлением моих исследований было изучение механизма действия нейрогипофизарного пептида вазопрессина (антидиуретического гормона) на почку.

Хотя, случалось, что жизнь заставляла траекторию моих научных интересов «выписывать» неожиданные «зигзаги» - от исследования гормональных перестроек при доместикации животных до поведения рыб в связи с загрязнением Байкала.

– И в какой-то момент Вы переехали работать в Академгородок…

– Все началось, когда меня пригласили в Новосибирский университет организовывать кафедру физиологии. Там я познакомилась с руководителем ИЦиГ Дмитрием Константиновичем Беляевым, фактически возглавлявшим биологию в СО РАН, и всю его дальнейшую жизнь мы с ним оставались добрыми друзьями. Тем временем, из Ленинграда в качестве руководителя университетской кафедры физиологии был направлен профессор Абрам Данилович Слоним, и я перешла из НГУ в Институт автоматики и электрометрии, где была организована лаборатория бионики, состоящая из двух частей – технической и физиологической (собственно, наша группа и составила эту вторую часть). Но при этом мы продолжали тесно сотрудничать с университетом и Абрамом Даниловичем, под руководством которого в Институте цитологии и генетики организовался отдел экологической физиологии, куда и перевели из Института автоматики и электрометрии всю нашу группу. Поскольку все лаборатории, объединенные в отдел, были достаточно самостоятельные, отдел как таковой вскоре перестал существовать, но осталась группа лабораторий, которая успешно продолжает работу в области физиологической генетики до настоящего времени, и одну из них многие годы я возглавляла.

– Что Вы считаете своими главными научными результатами?

– Думаю, я известна, в первую очередь, как автор работ по молекулярному действию вазопрессина на процесс осмотического концентрирования в почке млекопитающих и человека.  Вазопрессин – это нейрогипофизарный гормон, который регулирует в организме водно-солевой баланс, контролируя в почке обратное всасывание (реабсорбцию воды и солей).  Как всем известно, «без воды мы ни туда и не сюда», для нормального функционирования клеток организма необходимо строгое соблюдение баланса электролитов и воды. Именно он поддерживает нужное осмотическое давление в крови и межклеточной жидкости. Этот механизм регуляции баланса с помощью вазопрессина мы и исследовали, причем, в самых разных планах: в эволюционном – как он менялся у разных животных, в экологическом (влияние среды) и др.

– А какие-то прикладные результаты на основе этих работ были?

Результаты фундаментальных исследований находят практическое применение далеко не сразу и требуют, как правило, значительного времени для испытаний и внедрения. Если говорить собственно о моих работах, то, пожалуй, перспективными могут быть результаты изучения роли межклеточного матрикса (и его основного компонента – гиалоурановой кислоты), разделяющего канальцевые элементы в регуляции концентрирующей функции почки, поскольку при различных формах патологии почек серьезные изменения регистрируются именно в тубуло-интерстициальных взаимодействиях и сопровождаются нарушением процесса реабсорбции воды и концентрирующей функции почек. Но процесс использования результатов в прикладных целях, конечно, не является компетенцией только нашей лаборатории, здесь требуется содружество с партнерами из клиники и фармацевтической промышленности.

– Были у Вас проекты, пусть даже не столь значимые с точки зрения результатов, но интересные, необычные по поставленным задачам, направлению поиска? 

– Очень интересные результаты были получены, когда мы занимались вопросами экологической физиологии. Изучали популяции грызунов, приспособленных к совершенно различным образам жизни. Это водяные крысы и пустынные песчанки. Первые постоянно полощутся в воде и в их рационе много влажной пищи, а вторые обитают в безводных регионах и питаются в основном колючками и семенами. И очень интересно было понять механизмы столь различной адаптации, выяснить, чем у них отличаются механизмы регуляции водно-солевого обмена, как перестроилась структурно-функциональная организация почки.

– У Вас было много учеников. Можете назвать тех, кем гордитесь больше всего?

– Знаете, под моим руководством защитили диссертации 31 кандидат и 6 докторов наук, это большой и очень достойный научный коллектив. И так сразу трудно выделить, кем из них я горжусь больше, а кем меньше. Да это, наверное, было бы и неправильно. Конечно, это Надежда Михайловна Бажан, которой я передала свою лабораторию. Она очень плодотворно работает, хотя уже совсем в другом направлении, изучая механизмы регуляции жирового обмена. Жаль, что некоторые мои ученики, очень талантливые люди, уехали работать в Америку и другие страны. Например, Вера Чеснокова, которая продолжает активно работать по иммунологическим проблемам, там же Ася Корягина и Саша Тинников. Марина Зеленина успешно работает по проблеме водно-солевого обмена и функции почек в Швеции. Но на самом деле, я горжусь всеми своими учениками.

Источник: "ACDM.Академгородок" Назад