Ученые изучают устойчивость переносчиков малярии к инсектицидам

Малярия – группа опаснейших инфекционных заболеваний, от которых ежегодно по всему миру погибает от 1 до 3 млн человек. И, как утверждают некоторые эксперты, в ближайшие десятилетия эта цифра только возрастет. Конечно, подавляющее большинство случаев заболевания приходится на государства тропической Африки, но это не значит, что более северные страны гарантированно защищены от этой проблемы. Поскольку распространение болезни во многом зависит от ареала обитания ее распространителя – малярийных комаров.

– «Малярийными» называют не только тех комаров, которые уже заражены переносчиками это болезни - плазмодиями, к ним относят все виды комаров, которые могут содержать этого паразита, а это довольно обширная группа, чьи представители встречаются по всему свету, – рассказал научный сотрудник лаборатории механизмов клеточной дифференцировки ФИЦ ИЦиГ СО РАН к.б.н. Олег Ваулин.

Речь идет о роде ано́фелес (лат. Anopheles), представители которого – комары Anopheles messeae и Anopheles daciae – широко распространены в нашей стране (за исключением Крайнего Севера и Дальнего Востока). Хватает их и в Новосибирской области.

Как отмечают ученые, визуально отличить малярийного комара от немалярийного не так просто. Расхожее мнение, что они заметно крупнее обычных, не соответствует истине: тот же Anopheles messeae - размером чуть больше среднего. Более надежный признак – ориентация брюшка: при укусе оно, как правило, направлено под углом к поверхности, на которую сел комар. Но на практике этот способ не самый удобный, далеко не при каждом укусе удается рассмотреть, в какой позе атакует тот или иной комар.

Конечно, в настоящее время эпидемия малярии нашей области (как и большинству российских регионов) не грозит, поскольку проживающие здесь комары не заражены малярийными плазмодиями. Но потенциальная угроза есть, к тому же комары, помимо малярии, переносят немало других опасных заболеваний. Поэтому и предпринимаются периодические попытки сократить их количество.

Этот процесс чем-то напоминает классическую «борьбу брони и снаряда»: после некоторого времени применения очередного инсектицида возникает популяция комаров, устойчивая к его воздействию. Ситуацию осложняет и то, что многие эффективные средства имеют нежелательные (а то и опасные) побочные свойства, самый известный пример – ДДТ, который по этим причинам запрещен к применению в большинстве стран.

Сделать борьбу с комарами более эффективной помогает изучение механизмов их устойчивости к тому или иному инсектициду, которые проводятся по специально разработанным протоколам. Именно такую работу и проделал Олег Ваулин в отношении препарата «Малатион», более известного нашим гражданам как карбофос. Это инсектицид широкого спектра действия, относящийся к большому классу фосфорорганических соединений (кстати, пресловутый «Новичок», которым по официальной версии, отравили Скрипалей в Британии тоже – соединение из этого класса).

– Исследования показали, что виды малярийных комаров, обитающие в нашем регионе, имеют низкую устойчивость к карбофосу, причем, у них нет генетического потенциала для относительно быстрой адаптации к этому инсектициду, что говорит о его эффективности и в долгосрочной перспективе, - подытожил Олег Ваулин.

Статья об итогах исследований была опубликована в JOURNAL OF VECTOR ECOLOGY.    Полученные результаты, которые включают и оптимальную дозу препарата для уничтожения комаров, могут пригодиться специалистам СЭС, если вместе с изменением климата, в нашей области начнет меняться и эпидемиологическая ситуация, что вполне возможный сценарий. Тем временем Олег Викторович с коллегами из ИЦиГ и ИСиЭЖ продолжают работу в этом направлении, изучая другие химические препараты против насекомых на предмет использования для борьбы с комарами.

Пресс-служба ФИЦ ИЦиГ СО РАН

Назад